военно исторический артиллерия музей в петербурге

thumb 1
скульптура литература

Тенденция обозначить важнейшие составляющие поэтического мира Окуджавы Тенденция обозначить важнейшие составляющие поэтического мира Окуджавы заметна в целой серии статей альманаха. Так, М. А. Александрова обращается к мотиву розы в контексте темы творчества в лирике поэта . «Парадокс Окуджавы, - полагает исследовательница, - в том, что именно роза, наделённая общепонятной, на первый взгляд, семантикой привносит сложность в любую тему, проблематизирует очевидное» (с. 322). Впрочем, окуджавская роза в этом смысле наследница розы пушкинской. Пушкин «возвращает условному цветку поэзии образный потенциал» (с. 325; курсив М. А. Александровой); Окуджава же полтора столетия спустя строит свой образ розы обычно на неожиданных оксюморонных мотивах, чем и обеспечивается «образный потенциал» благородного цветка (роза красная в бутылке; пылали розы, гордые собою; то берёзы аромат, то дыханье розы). Да и сама идея розы у Окуджавы в каком-то смысле тоже оксюморонна: «Оттеняя врождённую “ограниченность” человека, роза в то же время обличает и его максималистский порыв к совершенству, выраженный под видом смирения и самоотречения» (с. 335). Думается, такая трактовка вполне вписывается в поэтический мир Окуджавы, всегда интересный как раз парадоксальными смысловыми и стилевыми ходами. Работа С. В. Свиридова «Поэтические константы Окуджавы» столь насыщенна и концептуальна, что напоминает конспект целой монографии. Скромно именуя свою статью обзором «основных взаимосвязей элементов внутри поэтического мира Окуджавы» (с. 336), филолог не только выделяет такие элементы (например, поэтика детства, упрощённое сниженное выражение, представление абстрактного в конкретном, и так далее), но ещё и классифицирует каждый из них. Скажем, окуджавская поэтика детства включает, по наблюдениям С. В. Свиридова, «малый масштаб», слова с уменьшительными суффиксами, игровые художественные приёмы. «Исходным пунктом описанной системы, - полагает автор статьи, - является мысль о ценности изначального истинного состояния и, соответственно, желание не утрачивать его либо вернуть, если оно потеряно» (с. 347).